По материалам форума МАЙНЕКС Россия-2017

Форум МАЙНЕКС Россия-2017 открылся в Москве

Тринадцатый горнопромышленный форум МАЙНЕКС Россия-2017 начал свою работу 11 октября, в Москве.

Тема форума в этом году: «Российская горнодобывающая отрасль – перспективы развития на фоне растущих рынков». «Цены на промышленные металлы, несмотря на волатильность, стали расти, и горнодобывающим компаниям крайне важно четко и грамотно выстроить свою стратегию развития и роста, чтобы быть адекватным рынку и извлечь из ситуации максимальную выгоду», - пояснил глава оргкомитета форума Артур Поляков.

Перед официальным открытием глава Роснедр Евгений Киселев встретился с руководителями компаний-недропользователей за ставшим уже традиционным Круглым столом. На встрече он напомнил, что ведомство обсуждает создание финансовых механизмов для обеспечения ликвидации месторождений, либерализацию использования отходов и предоставление больших территорий по упрощенному порядку.

В начале мероприятия его гостей поприветствовал Евгений Киселев и вице-министр по инвестициям и развитию Казахстана Тимур Токтабаев, который рассказал про Кодекс о недрах Республики Казахстан, который в настоящее время обсуждается в парламенте РК.

В рамках форума организованы тринадцать тематических сессий, посвященных различным аспектам недропользования от геологоразведки до обогащения. Тенденции рынка, новые требования регулятора, проекты и стратегии развития добывающих компаний, новые технологии и конкретные решения в разведке и добыче – те вопросы, которые докладчики и участники обсуждают во время форума.

Традиционно большое внимание собравшихся привлекли презентации глав проектов и компаний-недропользователей.

Свои проекты развития представил глава Highland Gold Денис Александров. Гендиректор «Павлика» Василий Макаров рассказал о новой геологической концепции одноименного месторождения компании. В соответствии с ней можно ожидать новых открытий возле Павлика. В перспективе, по мнению господина Макарова, можно ждать роста производства до 20 тонн золота в год к 2023. Гендиректор Polymetal Виталий Несис представил действующую в компании систему критериев, в соответствии с которой Polymetal принимает решение о продолжении или прекращении геологических работ на том или ином проекте. И.о. директора рудника Купол Дэвид Уиттл рассказал о существующем статусе и перспективах работы Kinross в России.

На сессии по перспективам развития Дальнего Востока управляющий директор по региону Highland Gold Сергей Шумилов задался вопросом о привлечении инвестиций для небольших компаний и привел в качестве вариантов не только ГЧП, но и ICO – первичное размещения токенов.

Директор инвестиционного департамента АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» Георгий Фотин и старший налоговый менеджер E&Y Анастасия Степанова рассказали об особых условиях работы на Дальнем Востоке.

На этой сессии наибольший интерес вызвали два вопроса. Первый – железнодорожные льготы для угольных предприятий Дальнего Востока в ущерб действующим предприятиям Кузбасса. О ситуации в угольной отрасли России рассказал советник гендиректора АО «Русский уголь» Александр Ковальчук. Второй – перспективы развития проекта Удокан, который перешел на этап проектирования фабрики, рудника и энергетической инфраструктуры. Доклад на эту тему сделал директор по проектированию ООО БГК Алексей Стародумов.

На сессии, посвященной развитию горнорудных проектов в России, президент Amur Minerals Рэндольф Льюис  рассказал о назначении директоров в компании и приросте запасов на проекте Кун Манье.

Гендиректор Copy Goldfields Михаил Дамрин представил свою компанию – одного из немногочисленных юниоров, работающих в России. Флагман компании – проект Красное, который она намерена довести до добычи
 
Форум МАЙНЕКС Россия-2017 продолжит свою работу 12 октября 2017 года.
 
О форуме МАЙНЕКС Россия
Форум МАЙНЕКС Россия проводится с 2005 года и является одним из самых крупных и представительных отраслевых мероприятий, посвящённых актуальным проблемам разведки, добычи и переработки твердых полезных ископаемых в России и странах Евразийского Экономического Союза.

В форуме участвуют более 500 руководителей отраслевых компаний из России, Казахстана, Кыргызстана, стран Европейского Экономического Сообщества, Китая, Северной Америки, Юго-Восточной Азии и Австралии.
Подробная информация о форуме опубликована на сайте: http://www.minexrussia.com/2017

 

ContiTech подвел конвейеры к Индустрии 4.0

Интеллектуальные решения для конвейерного оборудования горной промышленности 4.0 представил на на мастер-классе ContiTech директор европейского отдела продаж для горнорудной отрасли Томас Нойманн. С помощью новых решений компании, использующих лазер, рентгеновские лучи и магнитное поле, можно оценить состояние конвейерной ленты и вовремя ее отремонтировать.

До 60% расходов связаны с транспортировкой, напомнил Томас Нойманн и представил последние направления деятельности компаний. Первое – использования конвейеров на длинные расстояния. Самый длинный конвейер сейчас установлен в Южной Африке и имеет протяженность 27 км. В Марокко клиенту построили конвейер, составленный из нескольких лент, длиной до 100 км.

Второе направление – крутонаклонные конвейеры (сэндвич-конвейеры), которые позволяют транспортировать горную массу объемом до 10 тыс. куб.м./час на склонах крутизной до 45%. Длина конвейера потенциально не имеет ограничений. Ограничения устанавливаются мощность двигателей.

«Но интереснее поговорить о цифровизации – как мы представляем себе использование цифровизации в конвейерном транспорте», – плавно перешел к основной теме разговора докладчик.

Один из примеров, где может успешно работать цифровизация – истирание и прорыв ленты. Для их предотвращения компания разработала систему ContiMultiProtect. Она работает в режиме постоянного измерения. В основе ее работы лежит магнитное поле. Цифровые алгоритмы, заложенные в программе, позволяют вывести на экран повреждения металлических тросов – структурной основы ленты – внутри резинового покрытия.

Есть мобильный вариант системы (доступен на телефоне), который анализирует резиновую поверхность ленты. Он подходит, если конвейер не очень длинный. С помощью приложения можно раз в полгода/год отсканировать ленту и понять, в каком состоянии находится ее поверхность. В анализатор встроены источники лазерных лучей, которые сканируют поверхность ленты. «Не надо отправлять каждую неделю отправлять человека, который будет на бумагу записывать, в каком состоянии находится лента», – порадовал участников семинара господин Нойманн.

Еще один мобильный вариант – Cord Damage Locator. «С этим маленьким девайсом можно еще точнее провести инспекцию ленты и тросов в ней», – отметил господин Нойманн.

Чтобы иметь информацию о работе конвейера, можно установить платформу ContiPlus. Она накапливает всю техдокументацию и отчеты. «Даже если сотрудник, отвечающий за конвейер, будет ехать на поезде, он дистанционно может сказать, в каком состоянии находится его оборудование».

В систему можно загрузить технические (исходные) данные о конвейере и данные аудитов. Сюда же подгружаются данные о ремонтах и, если есть, исторические данные. На базе собранной информации по проведенным ремонтам можно рассчитать информацию по затратам, выгоду от более быстрого ремонта. Информация может представляться в виде «спидометра»: если индикатор находится в «зеленой зоне», конвейер в рабочем состоянии, в красной – его скоро надо будет ремонтировать.

Еще один продукт – программа CS Force позволяет собирать информацию от клиентов. Следовательно, можно будет давать сотрудникам в отделах продаж полную картину по клиенту, его проблемам и запросам.

«Зачем это все?», – задался вопросом господин Нойманн. Можно предположить, что в будущем клиент будет платить не «за ленту», а «за тонну» – т.е. платить аренду за определенный объем.

«Сервис «360 градусов» – это стратегия, которая предусматривает не просто ремонт, а полный цикл всех сервисов (поставка, установка, стыковка, аудиты, программное обеспечение). Третье направление – «Больше сервиса для клиента», развивается для того, чтобы улучшить взаимопонимание. Четвертое направление – «доступность полного спектра информации в реальном времени».

После презентации один из участников мастер-класса поинтересовался, как калибровать систему: что считать «зоной тревоги», а что – «зоной комфорта»? Коллега Томаса Нойманна Андрей Минькин отметил, что есть определенная цифра повреждений тросов (по памяти он назвал 5-10%), расположенных в одном месте, которая считается критичной. Выше нее ремонтировать ленту обязательно, иначе лента порвется, «как разошедшаяся молния».

Для того, чтобы определить, какой именно участок надо ремонтировать, ставятся статичные радиометки на расстоянии около ста метров.

Директор АМС Consultants Мартин Стейплз поинтересовался, как оценивать состояние конвейера с налипшей на ней, например, глиной. «Можно установить воздуходувки», – посоветовал господин Минькин. А для того, чтобы транспортировать мелкие частицы, господин Нойманн рекомендовал использовать крутонаклонные конвейеры, где используются «карманы», так что мелкие частицы могут тоже транспортироваться.

Представитель французской компании – изготовителя конвейерных систем RBL-REI признала, что подобные системы мониторинга клиенты в России заказывают часто. Она поинтересовалась, действуют мобильные системы оценки на загруженном или пустом конвейере и сколько времени занимает эта проверка для конвейера длиной один-два километра. Томас Нойманн отметил, что проверка занимает полчаса-час, и протестировать конвейер можно при плановых остановках.

Второй представитель RBL-REI поинтересовался, встроены ли в систему самообучаемые алгоритмы? «Алгоритмы разрабатываются инжерами. Сколько тросов повреждено и опасно ли это, знает инженер-расчетчик. Эти алгоритмы разрабатываются заранее. Но это не значит, что код нельзя дописать», – обтекаемо ответил господин Минькин.

«Система пока несамообучаема, – внес ясность Томас Нойманн. – Но не исключаю, что в будущем эта опция появится».


ContiTech и AMC Consulants намерены открыть представительства в России

Директор европейского отдела продаж для горнорудной отрасли ContiTech Томас Нойманн заявил, что компания организовала проектно-инженерный офис, который будет предлагать проекты для российских потребителей. Об этом он заявил на мастер-классе, который компания провела в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2017. «Российские реалии требуют локализации производств и сервисов, – прокомментировал господин Нойманн. Мы уже закупаем комплектующие. Организация проектного представительства – следующий шаг». Официальное открытие запланировано на декабрь 2017 года  январь 2018 года.

О планах открыть в России постоянный офис заявил и технический директор AMC Consulants Марк Чешир: «Мы сейчас хотим зарегистрировать свое представительство и вести бизнес здесь постоянно». Планами компании господин Чешир также поделился во время мастер-класса AMC, который прошел в тот же день на форуме МАЙНЕКС Россия. Раньше компания работала через посредника, который собирал информацию от клиентов и передавал ее. В настоящее время компания оформляет документы, официальное открытие запланировано на 2018 год. Технический директор будет иметь право принимать решения по работе с клиентами и вести проекты.

Отчет по сессии «Россия в международном недропользовании – перспективы сотрудничества в ближнем и дальнем зарубежье»

Кому за рубежом добывать хорошо? – опыт российских инвестиций

Свои ответы на вопрос «почему российские компании ищут проекты за рубежом» предложили докладчики на сессии «Россия в международном недропользовании – перспективы сотрудничества в ближнем и дальнем зарубежье». Сессия прошла в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2017.

Сессию открыл советник вице-президента Uranium One Group (U1) Александр Бойцов, который напомнил, что у России большой опыт работы с горнорудными проектами за рубежом. Один из примеров – U1, «дочка» «Росатома», которая владеет активами в Казахстане, США и Танзании.

Перед началом сессии ее участники представили на голосовании свои мнения о том, где и когда лучше инвестировать в зарубежные проекты и какие проблемы чаще всего приходится решать.


Руководитель проектов дирекции по инвестициям АО «Полиметалл УК» Тамара Головина объяснила, «почему Армения». Эта страна по ряду параметров оказалась более предпочтительной, чем Грузия. Докладчик кратко охарактеризовала текущее состояние проектов в этой стране. Так, на Личквазе выполнено ТЭО, сейчас предприятие готовится к опытно-промышленной отработке. На Капане перед предприятием стоит задача повышения производительности.

Закончена переоценка ресурсной базы. По всем объектам – существенное неподтверждение. «Исторические данные можно рассматривать только как один из источников. Все работы надо делать заново, начиная с региональных стадий», – посетовала Тамара Головина.

В Армении отсутствие единого ресурса, где была бы размещена геологическая информация, удлиняет время принятия решений: несколько месяцев ушло только на то, чтобы получить карту лицензий. Впрочем, работа по оцифровке уже началась.

Много недропользователей с лицензиями, которые не ведут никакой деятельности, но никаких мер государство к ним не предпринимает.

Площадь Армении сопоставима с Израилем. Большая часть выданных лицензий – ОПИ. Также на балансе числятся около 50 месторождений цветных и благородных металлов. 

Госпожа Головина привела карту с главными геологическими структурами на территории Армении. Вывод, к которому пришел «Полиметалл УК» – в стране есть большой потенциал открытия средних и мелких месторождений с высокими содержаниями.

Социально-юридические особенности работы в стране: большое значение имеет мнение общин и экологические требования. Много парков и заповедников, у озера Севан большая охранная территория, много общественно-значимых объектов. Активны экологические организации (в последнее время - против проекта Амулсар).

Право запутано: например, у недропользователей есть право на региональное геологическое изучение, но, фактически, экологический кодекс требует проводить ОВОС даже на этой стадии. В целом юридические риски низки, но сроки прохождения процедур долгие. По словам докладчика, важно, чтобы стандарты недропользования были на уровне других стран ЕАЭС, прежде всего, – Казахстана: «Мы заинтересованы в том, чтобы этот процесс шел быстрее».

Директор по управлению проектом Джеруй в «Русской платине» Дмитрий Ермаков объяснил, «почему Кыргызстан» и представил текущее состояние проекта Джеруй. «Мы седьмые по счету держатели лицензии», – кратко обрисовал он историю открытия и владения проектом. Компания выиграла конкурс в мае 2015 года. Джеруй – второе по запасам месторождение в Кыргызстане (2,6 млн унций со средним содержанием 3,52 г/т). В 2004 году предыдущие пользователи поставили на баланс 80 тонн золота (2,57 млн унций) в ГКЗ по методике блочного моделирования. В 2016 году «Русская платина» сделала полный анализ и перерасчет, данные подтвердились.

В компании провели две серии технологических исследований с верхних и нижних горизонтов. Сделали свой технический регламент, проект, провели его адаптацию в соответствии с местными требованиями, ОВОС и банковское ТЭО. Подробнее – см. «Русская платина согласовала фабрику на Джеруе». Также Дмитрий Ермаков рассказал о налогообложении недропользователей КР. В бюджет и фонды компания планирует перечислить около $537 млн за весь период отработки. Кроме того, компания создала фонд «Бакубат Талас» для локальных проектов.

По словам господина Ермакова, правительство Кыргызстана согласовало проект фабрики в сентябре 2017 года.

Верхняя часть месторождения будет отрабатываться карьером производительностью 1,3 млн тонн в год (до 2031 года). Оставшаяся часть месторождения, предположительно, будет отрабатываться подземным способом.

Фабрика, в соответствии с новым проектом, будет расположена в долине, карьер – вверху (по рельефу). Расстояние от карьера до фабрики 36 км. «Хотели сделать транспортное плечо как можно меньше. Предыдущие пользователи хотели поставить фабрику возле карьера, но мы опасаемся сейсмоактивности», – объяснил докладчик. По его словам, хвостохранилище рассчитано на 1,3 млн тонн хвостов в год, будет расположено рядом с фабрикой, заполняться будет по технологии сухого складирования. «Сухое складирование хвостов – не самое экономичное решение, но экологически и технологически самое эффективное», – отметил он.

Инвестиции в проект составят около  $500 млн за всю историю отработки. Капзатраты на строительство – около $200 млн. Выручка – около $5 млрд.

Запуск фабрики запланирован на начало 2019 года.

Гендиректор Объединенной горнорудной инвестиционной компании «Монголын» Владислав Портнов рассказал о своих впечатлениях о Монголии и о собственном проекте по строительству миниэлектростанций, которая строится как комбинация зарубежных турбин и российского оснащения. По его словам, сейчас подходящее время, чтобы российские компании развивали проекты в Монголии.

Руководитель направления по устойчивому развитию Nordgold Олег Базалеев рассказал о проектах компании в Африке (Буркина-Фасо и Гвинея) и объяснил, «почему Африка». Там в настоящее время компания производит 60% золота.

Главная проблема африканских стран – бедность. Много людей начинают селиться вокруг рудников (в Гвинее до 35 тыс. человек). Многие люди занимаются кустарной золотодобычей – а это риски для здоровья и природы. Иных источников дохода у людей часто нет.

Для того, чтобы установить стабильные отношения с местными соообществами, программы социальной ответственности, которые ведет Nordgold в Африке, основываются на целях устойчивого развития ООН (10 из 17). Связь с обществами круглосуточная (порой буквально).

В переселении компания также руководствуется международными практиками. Один из примеров – переселение более 7 тыс. человек. Компания построила для них около 1 тыс. новых домов, семь школ (раньше их не было), объекты культа (8 мечетей, два храма), потратили около $10 млн. Всего за годы работы компании в Африке построили 57 новых школ (7300 детей смогли пойти в школы). Кроме собственных рабочих мест (3100 человек в Африке), компания обучала людей «внерудничным» профессиям, чтобы они имели возможность зарабатывать и за пределами рудника.

«Африка – это низкий уровень жизни и высокие ожидания. Либо компании выстраивают политику с местными сообществами на постоянной основе, либо прекращают работу», – подытожил докладчик.

Президент группы компаний «Аврора Груп» Александр Иванов поинтересовался, как Nordgold решает конфликты с местным населением, особенно с вымогателями. «Для этого и надо выстраивать постоянные отношения. Если вести себя дела «с дяденьками», завтра придет десяток таких «дяденек». Противодействовать им помогает то, что много людей заинтересованы в нормальном взаимодействии, в том числе – формальные лидеры. Мы обращаемся к ним, они помогают проблемы решить. Даем понять, что, если производство встанет, не будет никаких доходов в зарплатах и социальных выплатах. Прежде чем общаться с нелегальными старателями, приезжаем к традиционным лидерам и местным властям», – поделился опытом Олег Базалеев.

Ответ на вопрос «Почему Европа хороша для небольших компаний?» дал директор Mineral Exploration Network Александр Михайлов. Компания зарегистрирована в 2009 году в Англии – благоприятная юрисдикция для маленьких горндобывающих компаний. «Мы юниоры, можем позволить себе вести только поисковые работы», – признал господин Михайлов.

Стратегия компании основана на грамотном выборе площадей, интенсивных работах. Участок должен иметь геологический потенциал, законодательство должно быть благоприятным, а местные цены должны быть невысокими.

Самый высокий геологический потенциал в России. «Мы пытались здесь работать, но законодательство, стоимость работ и доступность участков не отвечают нашим требованиям», – посетовал докладчик. Для сравнения, он привел свой опыт в России: «Когда мы подавали заявку в Карелии – лицензии ушли на аукцион, цены взлетели, поэтому мы ушли».

Канада и Австралия оказались далеко, конкуренция высока. Африка также была забракована: «Я прожил там больше 10 лет. Интенсивные старательские разработки – подтверждение того, насколько народ беден. В Зимбабве народ готов мыть что угодно и где угодно, с содержаниями 0,1 г/т. Африка перспективная, но не для маленьких компаний», – объяснил Александр Михайлов.

Финляндию менеджмент компании выбрал потому, что Балтийский щит похож по геологическому строению с основными золотодобывающими районами России. Кроме того, в Финляндии поиски полезных ископаемых – общечеловеческое право, «как ягоды собирать». Для поисков не нужна лицензия. С 2009 года компания опоисковала более 3,5 кв. ка, прошла более 7,5 тыс км наземной магнитной съемки и около 650 км ВП/КС. «Финляндия недешевая страна, но можно работать быстро и дешево», – заверил Александр Михайлов.

У работы в Финляндии обнаружился один важный недостаток: геохимические и геофизические исследования ограничены сезонным фактором, поэтому Mineral Exploration Network попробовала работать  в Испании. Горное законодательство там единое, но особенности зависят от провинций. С 2013 года компания создала СП, продолжает работы, получает лицензии. Действует принцип «первый пришел – первый получил». Мы выиграли конкурс по изъятой лицензии, представив наилучшую программу ГРР», – поделился опытом Александр Михайлов. По его словам, в Европе можно работать и в других местах, но для этого у компании не хватает ресурсов.

Ответ на вопрос «Почему Юго-Восточная Азия?» предложил Александр Иванов из «Аврора Груп». Компания начала работать восемь лет назад в индонезийской части острова Папуа-Новая Гвинея. Сотрудников удивил потенциал земель и количество природных ресурсов. В 2016 год Freeport добыл 1,3 млн унций, содержание золота здесь доходит до 25 г/т. Но многие компании боятся приходить в эту страну. «Freeport всех закошмарил», – заверил Александр Иванов.

Сначала компания представляла из себя финансово-юридическая фирму: продавала и управляла долями и концессиями. Так как важны были социальные вопросы, была создана НКО по работе с местными племенами. Затем возникла потребность создать охранную структуру. Каждая компания стала самодостаточной. Еще одна компания группы занимается космическими технологиями: это компания по спутниковой промышленности.

«Чтобы успешно работать (или не работать), надо понимать, что Юго-Восточная Азия – это не Европа, не Канада, Австралия или даже Россия». ВНР потратила полмиллиарда долларов, но не дал взятку в 10 млн и в итоге должна был уйти», – удивился господин Иванов. По его словам, у компании в Индонезии есть собственные лицензии, на которых она ведет добычу и должна построить перерабатывающее предприятие.

Александр Иванов уверен, что российским компаниям будет более чем выгодно добывать металлы, месторождения которых в России бедны или удалены (например, олово, алюминий, цирконий или марганец), чтобы продавать их в саму Россию. «Мы готовы пригласить вас на тот рынок. Россия закупает 370 млн марганца (нефициально даже больше)», – объяснил Александр Иванов и показал свое фото на фоне конкреции марганца. В ней, по его словам, содержание марганца было на уровне 50-54%. 

Александр Иванов заверил, что логистика в Индонезии простая (островная страна), климат благоприятный, себестоимость низкая, технологии простые. «Я вчера спрашивал, почему росссийские банки не поддерживают росссийские компании, выходящие за рубеж. Непонятно. Это должна быть логика и российских компаний, и господдержки, – заверил он. – Когда я слышу, что кто-то строит дороги за 350 км и говорит, что металл легко добывать, то мне странно: в Индонезии достаточно подняться на лодке верх по реке, поставить буровой станок и экскаватор и добывать. Там содержания никеля - 1,5-03%. В Амурской области, слышал вчера, рентабельна добыча с содержанием 0,4%».

Президент Leeco steel Антонио Карлос Россет, в свою очередь, представил Бразилию – крупнейшую экономику Южной Америки и шестую в мире. «ВВП Аргентины сопоставим с РВП Сан-Пауло», – сравнил господин Россет. Бразилия – крупнейший производитель ниобия. Также страна – важный производитель железной руды, золота, меди, бокситов, она в топ-3 производства минеральных удобрений. Также это один из крупнейших производителей стали в мире. Антонио Карлос Россет представил данные по инвестициям в различные полезные ископаемые в Латинской Америке, данные по ПИИ в страны Южной Америки. По его словам, Китай – крупнейший иностранный инвестор в регионе. Также он объяснил, чем занимается Leeco steel – крупнейший дистрибьютор стального проката в Бразилии и один из крупнейших – в Северной Америке, – и пригласил российские компании к сотрудничеству.


Горный бизнес должен понравиться обществу

На открытии форума МАЙНЕКС Россия-2017 его гостей поприветствовали главы профильных госструктур, докладчики рассказали о тенденциях в мировой и российской горной индустрии. Большинство из них сошлись на том, что горнодобывающая отрасль должна получить признание со стороны общества, чтобы иметь возможность развивать проекты.

Глава Роснедр Евгений Киселев подтвердил, что площадка форума стала традиционной для обсуждения проблем в сфере недропользования: «Мы используем ее с удовольствием, благодаря широкой дискуссии».

Господин Киселев поприветствовал вице-министра по инвестициям и развитию Республики Казахстан Тимура Токтабаева и заверил, что высоко ценит продвижения в законодательстве Казахстана.

Инвестиции в России в геологоразведочные работы, по его словам, растут. В инвестиционные проекты в сфере недропользования реально вложены 4,5 млрд рублей. В 2016 году было выдано 480 участков по заявительному принципу. «В этом году цифра будет выше», – заверил господин Киселев.

Также он обратил внимание собравшихся на том, что до сих пор не вполне сформированы финансовые механизмы для обеспечения ликвидации последствий недропользования. В международной практике их используется несколько (в Канаде – около шести). Евгений Киселев призвал сосредоточиться на этой проблеме в течение ближайшего полугодия, пожелал успехов в работе форуму МАЙНЕКС «и, как всегда, – фарта!».

Тимур Токтабаев рассказал о тех новшествах, которые будут приняты после того, как новый Кодекс о недрах вступит в силу. Так, например, через пять лет ГКЗ будет отменена. Право недропользования будет предоставляться в электронном формате. «Сейчас на это необходимо 25 дней. Будет 10 дней», – заверил вице-министр. Территории, входящие в перечень участков недр для предоставления по принципу «первый пришел – первый получил», будут прописаны в программе РК по управлению недрами. Она будет разрабатываться с учетом потребностей государства и его стратегических интересов.

В Кодексе будет предусмотрено удержание участка недр на пять лет (в невыгодных рыночных условиях) с возможностью продления еще на пять лет.

Чтобы устранить незаконную золотодобычу, которая достигает нескольких тонн золота в год, вводится понятие лицензии на старательство. Ее срок – три года. Условия проведения работ: глубина не более трех метров, только на россыпях, нельзя использовать взрывчатку и т.д. Добыча – не больше 50 кг в год без уплаты НДПИ. По мнению разработчиков, новые правила позволят старателям «выйти из тени». Оформление контракта будет занимать 10 дней.

Для защиты интересов государства в Кодексе прописана блокировка сделка государством без объяснения причин. Понятие «стратегических месторождений» остается только для нефтяных месторождений. Предусмотрено особое регулирование урановой отрасли.

Вводится возможность подписать соглашение по крупным проектом с объемом инвестиций не менее $50 млн дол (инвестиционный контракт). Его утверждает правительство. Инвестор получает гарантии от изменений условий работы (например, меры господдежки). Господин Токтабаев особо подчеркнул, что выдача лицензии на добычу не будет зависеть от подписания инвестиционного контракта.

Партнер Deloitte Игорь Токарев привел результаты исследования компании о возможных источниках роста в горнодобывающем секторе.

Как показало исследование, факторы повышения акционерной стоимости – это оптимизация структуры корпоративного портфеля активов, постоянный контроль затрат, улучшение M&A, переход на долгосрочное планирование, нацеленность на инновационный рост.

Варианты корпоративной стратегии могут быть разными. Rio Tinto сосредоточились на наиболее привлекательных источников роста. BHP Billiton намерены расти за меньшие деньги за счет органического роста.

Для того, чтобы стимулировать рост производительности, следует разработать особые подходы к внедрению инноваций, перестроить организационную структуру и обеспечить компетенции в этой сфере, привлекать и развивать такие компетенции, разработать систему оценку результатов и поощрений.

Новая тенденция в отрасли – функционирование в условиях взаимозависимости. Проявления этой тенденции – превращение поставщиков в партнеров, сотрудничество с конкурентами, создание расширенных партнерств.  Пример – Хакатон, организованный BHP Billiton, где решался ряд технологических задач. GoldCorp провела подобный же конкурс, чтобы на базе массива геологических данных получить геологическую концепцию за приз в $1 млн.

Важнейшая угроза для горнодобывающего бизнеса – киберугрозы, отмечается в исследовании. Также в нем говорится, что для бизнеса важно вернуть доверие общества и доказать свою ответственность перед ним.

Не менее важно для компаний пересмотреть операционные модели в соответствии со стратегиями бизнеса и создать здоровый коллектив из представителей разных этнических и социокультурных групп.

Выгоды для бизнеса компании могут извлечь от стандартизации сведений и предоставления отчетности.

Гендиректор ВНИИ минерального сырья им. Федоровского Григорий Машковцев рассказал о перспективах разработки месторождений твердых полезных ископаемых в арктических регионах.

Новоземельский район, Чукотка, Абелях и Томтор – это и есть, по мнению докладчика, регионы, где возможен рост. Важнейшее значение Арктика имеет в добыче платиноидов, никеля, хрома, меди, железа и золота, а также РЗМ, тантала и ниобия.

Господин Машковцев представил карту с объектами инфраструктуры и новые крупные ГОКи. Существующие города и поселки будут использоваться как местные вахтовые центры, уверен он.

Карело-Кольский регион – один из ведущих центров. Ловозерское месторождение – единственное в России месторождение редких металлов. Хибинская группа месторождений – источник РЗМ из апатитового сырья.

Литиевое месторождение Колмозерское не разрабатывается. Для того, чтобы добывать здесь литий, нужна политическая воля, уверен господин Машковцев.

Для развития Полярного Урала необходим ввод Западного месторождения и производства хромитов. На Павловском месторождении полиметаллов – сейчас решаются инфраструктурные проблемы, месторождение готовится к запуску.

Норильск – надежная база для получения платиноидов. Однако на Таймыре начата и отработка угольных месторождений.

Североянский район перспективен на олово. Возможно, интерес к олову возобновится, так как цены на олово растут.

На Чукоте центральный район многопрофильный, но наиболее интересен он для золотопромышленников. Тем не менее, Восточная и Южная Чукотка может служить базой для развития угольной промышленности. Здесь организован Беринговский ТОР, на угли этой территории есть спрос со стороны стран АТР.

В Эбелях-Томторском районе готовится к освоению Томторское месторождение редких и редкоземельных металлов, уникального по своему составу. «Запуск объекта поставит Россию в число ведущих производителей редких металлов», – уверен Григорий Машковцев.

По его словам, действующих лицензий в Арктике около 300, и интерес к региону растет.

Старший партнер Macro-Advisory Кристофер Уифер рассказал о влиянии санкций на Россию. Он привел историю санкций и признал, что, хотя предполагается, что они ограничены во времени, но надо понимать, что они будут длиться столько, сколько захочет США. Также он отметил, что для бизнеса в Европе и США не вполне понятно, что значит, когда та или иная компания под санкциями. Например, когда в список были добавлены РЖД, было непонятно, что это значит: нельзя давать кредиты, поставлять оборудование или сотрудничать каким-то иным способом. Также он отметил, что некоторые санкции есть в списке США, но отсутствуют у Евросоюза.

Сейчас санкции  в США имеют статус закона и, следовательно, отменить их будет непросто. Тем не менее, господин Уифер признал, что Россия адаптировалась к санкциям хорошо, заставив бизнес заняться диверсификацией источников финансирования и импортозамещением.

СЕО Фонда «Ответственный горный бизнес» (Responcible Mining Foundation) Хелен де Вилье-Пиаже представила независимый фонд, который она возглавляет. Штаб-квартиры фонда находятся в Женеве и Амстердаме. К рейтингу, который проводи фонд, присоединились более 30 компаний, расположенных в 16 странах мира. «Мы предлагаем нечто иное, нежели другие рейтинговые агентства. Основная идея – понять ожидания общества от горнодобывающей отрасли», – отметила госпожа де Вилье-Пиаже. Также фонд сориентирован на то, чтобы горные компании следовали наилучшим практикам. Россия – одна из стран, которая имеет развитую горнодобывающую отрасль, поэтому фонду она интересна. В фокусе этого интереса – транснациональные компании. В фонде уверены, что ответственные недропользователи должны вносить вклад в экономику, улучшение жизни местных сообществ, охрану окружающей среды. Промышленность может внести большой вклад в устойчивое развитие. Есть требования прозрачности поставок. Прозрачность способствует построению доверия с обществом, инвесторами и потребителями. «Горное дело может стать уважаемой частью мирового сообщества. Сейчас мы видим, что обществу нужна эта отрасль, но надо, чтобы доверие со стороны общества было выше», – подытожила госпожа де Вилье-Пиаже. 

Mineral Exploration Network победила на конкурсе МайнТек 

Финская компания Mineral Exploration Network выиграла конкурс технологических решений МайнТек. Компания предложила решение для вызова, представленного золотодобывающей компанией Polymetal. Конкурс прошел во время форума МАЙНЕКС Россия-2017.

Оригинальная методика проведения геохимической аналитики, предложенная Mineral Exploration Network произвела на жюри наилучшее впечатление. Метод MEFFA – Multi-element Fine Fractation Analysis, многоэлементный анализ тонкой фракции – представил операционный директор компании Игорь Васильев.

Для анализа используются пробы тонкой фракции весом 3-5 грамм, которые можно подготовить в полевых условиях. Анализ проводится на аппаратах лазерной абляции NWR-226 и ICP-MS Agilent 7700. Содержания пересчитываются относительно внутреннего стандарта через каждые 12 проб.

Преимущество метода – высокая производительность: в среднем отбирается 300 проб в день на маршрутную пару, два лаборанта готовят 200 проб в смену и анализируют до 400 проб в смену. Метод показал высокую сопоставимость и сходимость за счет использования высокочувствительных инструментов и прямого анализа вещества.

Модератор конкурса – начальник управления перспективного планирования дирекции по инвестициям АО «Полиметалл» УК Олег Валеев – на награждении победителей заявил, что метод будет использоваться для геохимических исследований на объектах в Армении: «Получайте небольшой приз, а также контракт на производство работ в Армении».

«Мы, конечно, довольны тем, что наша разработка была признана крупной золотодобывающей компанией. Уверены, что на проектах Polymetal в Армении она покажет столь же высокие результаты, как и на наших собственных», – заверил Игорь Васильев.

Также в конкурсе участвовали:

  • ГК «АНАКОН» (модульная экспресс-лаборатория по подготовке и анализу проб на золото и серебро на самоходном и/или прицепном шасси)
  • ООО «Гелиос» (технология электромагнитного зондирования и вызванной поляризации)
  • АО «ВИСТ Групп» (интеграция между информационными системами разных уровней)
  • «Майн Тэк Сервисес» (потенциал данных и технологий)
  • Carl Zeiss Microscopy (анализ больших массивов данных)

Горную награду получили лучшие проекты российских недропользователей 

Финал конкурса на соискание Российской горной награды и награждение победителей состоялось на праздничном закрытии форума МАЙНЕКС Россия-2017.

Горная награда – это конкурс, ставший своеобразным отраслевым «Оскаром» для недропользователей России. Наградной комитет конкурса присуждает высокий статус компаниям, добившимся наилучших результатов в важнейших видах деятельности добывающих компаний.

В номинации «Геологоразведочный проект года» победило ПАО «Полюс», которое в 2016 году утвердило в ГКЗ запасы Олимпиадинского месторождения в объеме более 1000 тонн. Подсчет запасов подтвердил статус Олимпиаднинского как самого крупного разрабатываемого золоторудного месторождения в РФ.

В номинации «Горный проект года» победило ПАО «Высочайший», которое запустило Тарынский ГОК – крупнейшее горнодобывающее предприятие в Оймяконье, ключевой актив группы компаний GV Gold в Якутии. Торжественная церемония ввода ГОКа в эксплуатацию прошла в сентябре на ВЭФ – 2017 при участии президента РФ Владимира Путина и председателя совета директоров ПАО «Высочайший» (GV Gold) Сергея Докучаева. Проектная мощность фабрики составляет 700 тыс. т руды в год, планируемый объем производства  – до 3 т (97 тыс. унций) золота в год. Компания планирует произвести до конца 2017 года порядка 1 т (32 тыс. унций) золота.

В номинации «Кадровый проект года» победил совместный проект Сибирского федерального университета и ГМК «Норильский никель» по созданию R&D-центра. Университет решает актуальные образовательные задачи современности, выпуская на базе центра специалистов новой формации в горно-металлургической отрасли и проводя повышение квалификации сотрудников ГМК «Норильский никель». Благодаря компании, исследования выпускников в перспективе внедряются на производстве, совершенствуя системы управления и контроля качества добычи и переработки минерального сырья.

В номинации «Самая социально-ответственная компания года» победила «Русская медная компания» (РМК), которая в 2016 и 2017 году реализовала ряд проектов по улучшению качества жизни населения на территориях присутствия своих производств. В Челябинской области РМК провела масштабную серию соревнований по спортивному многоборью среди детей младшего школьного возраста «Самый сильный школьник». За два года в них участвовало 7,5 тысяч ребят из городов и поселков региона. В 2017 году РМК установила 16 площадок и парков для занятий воркаутом в городах Челябинской и Свердловской областей. На реализацию проекта направлено 40 млн рублей. Кроме того, в 2017 году РМК построила в городе Карабаш Челябинской области многофункциональный спортивный комплекс «Металлург» стоимостью более 220 млн рублей.

В номинации «Технология года» победителем стала компания Polymetal Int. Компания стала использовать погрузочно-доставочные машины MUCMASTER-600EB с приводом от аккумуляторной батареи на месторождении Майское, чтобы снизить нагревание и загрязнение воздуха в подземных выработках. В результате воздух не нагревается, снижаются затраты на его очистку от выхлопных газов, экономится электроэнергия, а горные работы становятся более безопасными, так как снижается риск таяния льда в трещинах и разрушение выработок.

В номинации «Экологический проект года» наилучшим был признан проект Kinross Gold. В 2016-2017 годах компания добилась более экономного (на 30%) использования хвостохранилища. В рамках этого проекта были существенно снижены объемы поступления хвостов обогащения за счет сгущения и последующего сухого складирования, исключен приток вод, не связанных с процессами обогащения, увеличено использование оборотной воды, что позволило снизить объем потребления свежей воды на 85%. Все эти мероприятия позволяют ежегодно сохранять около 1,5 миллионов кубометров полезного объема хвостохранилища.

В номинации «Инвестиционный проект года» победителем была признана компания «Металлоинвест», которая запустила на АО «Лебединский горно-обогатительный комбинат» третий комплекс по производству горячебрикетированного железа производственной мощностью 1,8 млн тонн брикетов в год. С выводом комплекса на проектную мощность общий объем производственных мощностей компании по производству ГБЖ составит не менее 4,5 млн тонн в год. Инвестиции в проект составили около $660 млн. На переделе окомкования внедряются новые технологии очистки газов, улучшены показатели энергоэффективности при обжиге окатышей.

Легендой года был признан Владимир Иванович Долгих – инженер-металлург, директор Норильского металлургического комбината, дважды Герой Социалистического Труда, доктор технических наук, государственный деятель.


Фотографы получили призы на форуме МАЙНЕКС Россия-2017

Оргкомитет форума МАЙНЕКС Россия подвел итоги конкурса любительской фотографии «Горняки и месторождения России 2017». Победителями стали представители HighlandGold, ОГК Групп, Майкромайн Рус, KinrossGold, HoldersStock.

Работы были представлены в следующих номинациях:  

 

  • Хозяйка горы
  • Индустриальный пейзаж «Забота об окружающей среде – год экологии в России»;
  • Индустриальный пейзаж «Мое месторождение»;
  • Многожанровая композиция «Горные машины и технологии»;
  • Производственные групповые и индивидуальные фотопортреты «Горняк – звучит гордо».

Фотоконкурс проводится в рамках форума «МАЙНЕКС Россия», начиная с 2012 года дает возможность фотографам-любителям показать яркие образы горной отрасли России и людей, связавших с ней свою судьбу.

Победители фотоконкурса «Горняки и месторождения России 2017»:




Автоматизация пошла в гору: цифровые решения в ГМК на форуме МАЙНЕКС Россия-2017

На сессии «Информатизация и автономизация разведки, добычи и переработки ТПИ – новые решения» в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2017 докладчики рассказали о том, на каких именно участках автоматизация может сделать работу горного предприятия более дешевой, точной и безопасной.

Опрос, проведенный перед началом сессии, показал, что, по мнению аудитории, каждое конкретное предприятие в России автоматизировано на приличном уровне, но в целом отрасль «в среднем» отстает.

Гендиректор AGR Softwarе Ростислав Билик рассказал о последних изменениях в программном продукте компании, которые она внедряла в разных странах (более 80 месторождений).

Главный смысл программы – сделать геологическую отчетность более прозрачной и информативной за счет автоматизации процессов в геологоразведке и добыче. Последние разработки компании связаны с тем, чтобы не только собирать информацию, но и представлять ее в виде, понятном высшему менеджменту.

AGR – инструмент для аутсорсинга, он используется для разведочного и эксплуатационного  бурения и геосопровождения. Прежде всего – в сфере контроля над подрядчиками по ключевым параметрам (количество пробуренных метров, количество отправленных и полученных проб и т.д.).

В программе предусмотрена детализация причин события (например, простоя буровых станков), доступ онлайн, смс-уведомления в случаях, когда те или иные события вышли за запланированные пределы, а также подготовка отчетности для компании и госструктур.

Программа устанавливается у заказчика и подрядчика. Установка и внедрение программы у заказчика занимает около трех недель (надо установить и настроить шаблоны), у подрядчика – еще меньше. Схема работы: подрядчик заполняет предложенные шаблоны и отправляет файл заказчику, который использует его для обновления своих баз данных.

Из-за того, что в 2013 году затраты на геологоразведку сократились примерно втрое (с $20 млрд до $7 млрд), компании стараются максимально экономить, поэтому приоритет отдается экономным инструментам. С AGR подрядчик может использовать «сервисную» схему оплаты: платить только за предоставленную услугу (может быть интересна для сезонных работ).

Модератор сессии, ведущий консультант CSA Global Алексей Цой поинтересовался, что препятствует внедрению новых технологий. Господин Билик признал, что главная причина – страх ответственности и того, что «что-то пойдет не так»: «Поэтому мы видим, что решения должны быть максимально легкими, требовать минимальных вложений».  В идеале – вообще не требовать капвложений: оплачиваться должна только «используемая услуга».

Директор по развитию «ВИСТ Групп» Дмитрий Клебанов рассказал об автоматизации горных работ (создании цифрового горного предприятия). По его словам, Россия уже прошла уровень базовой автоматизации: на крупных предприятиях используются системы диспетчеризации автотранспорта, контроля состояния техники, управления промбезопасности, геомеханического контроля.

Условно Дмитрий Клебанов предложил разделить автоматизацию на пять уровней: первый уровень – установка датчиков сбора информации о состоянии транспорта. Второй – автоматическая диспетчеризация горной техники. Третий – управление качеством. Затем можно говорить о промбезопасности, а пятый уровень – роботизация. «Невозможно говорить о роботизации и прогнозной аналитике, если нет сбора информации», - уверен он.

Сейчас система автоматизации используется разрозненно. Например, для управления буро-взрывными работами используется система высокоточной навигации и контроля бурения, что позволяет, в частности, расширить сетку бурения за счет лучшего качества контроля и сэкономить до 30% затрат. Но если понимать, за счет чего идут потери времени и денег на каждом участке работ, можно переходить к комплексной оптимизации.

На участке горного транспорта одна из самых эффективных мер – система диспетчеризации. Она используется как для авто-, так и для железнодорожного транспорта. Совмещение ее с контролем качества руды, по мнению докладчика, дает возможность выровнять качество руды, регулируя отправку на рудный двор самосвалов с рудой определенного качества. Совмещение систем диспетчеризации с геомеханическим контролем позволяет более точно выводить технику с опасного участка работ буквально за несколько часов до опасного события.

На предприятии должен быть единый центр управления, где собиралась бы информация по текущей работе и сверялась с кратко- и среднесрочными планами, посоветовал господин Клебанов. Внедрение технологий само по себе ничего не дает, если нет организационных изменений (кадровых, стратегических и т.д.).

Докладчик представил концепцию своей группы компаний по созданию цифрового предприятия. Для этого необходимо принятие стратегии, разработка пилотных инициатив, внедрение аналитики и систем прогнозирования и, в итоге, создание цифровой экосистемы, «где люди будут понимать, в каком предприятии они будут дальше работать».

Господин Клебанов привел несколько примеров успешной автоматизации. Так, СУЭК – одна из немногих компаний, которая снизила LTIFR в 2,5 раза, в том числе – за счет автоматизации (например, электронной выдачи нарядов). «Северсталь Ресурс» интегрировала управление горнотранспортным комплексом в уровень управления предприятием с различными модулями ERP. В результате все поломки фиксируются сразу в системе ERP. Преимущество такой системы – возможность исключить «различные источники правды» у каждой службы, когда решение о том, какую цифру показывать менеджменту, решается коллегиально. Подобные решения есть и у СУЭК: любое списание топлива на конкретном разрезе не может быть одобрено, если цифра отличается от данных системы диспетчеризации больше, чем на несколько процентов. Если это происходит, финдиректор предприятия пишет письмо на имя корпоративного финдиректора.

После доклада Алексей Цой снова поинтересовался, что мешает внедрению новых технологий. Дмитрий Клебанов отметил, что ничего принципиально не мешает, но многие действительно опасаются значительных капзатрат: «Нет такого, что отрасль хочет, но не может. Кто хочет – движется вперед, насколько ему позволяет ситуация».

Второй вопрос касался времени внедрения диспетчеризации, исходя из реальной практики. По словам Дмитрия Клебанова, на это требуется около 7-12 месяцев. Первые 2-3 месяца – анализ бизнес-процессов и техпроект, затем 4-5 месяцев – поставка и отладка, и еще несколько месяцев – обучение персонала и контроль. Поддержка может быть организована различным способом: может быть «свой» человек, а может быть аутсорсинговый контракт на техподдержку и сервис.

Еще один вопрос касался невозможности установить на БелАЗах некоторые датчики. Докладчик признал, что ряд параметров, связанных с работой двигателя, невозможно отследить из-за конструкции двигателя: датчики просто негде закрепить. Однако можно контролировать загрузку, давление и температуру в шинах, давление в подвесках.

Руководитель по продажам в подразделении DMT по горному консалтингу и проектированию Алексей Шалашинский рассказал о возможностях индустрии 4.0 для поточного транспорта. Традиционно на ленточных конвейерах используются датчики веса. Но сами они (равно как и бункеры, склады и вагоны) ограничены по весу. Ключевой вопрос – а правильно ли – измерять вес? Тем более, что датчики сложны в эксплуатации, а при неправильном использовании они и вовсе показывают неверные данные. Еще одна проблема – интеграция данных оборудования от разных поставщиков. Иногда проблема решается тем, что поставщики открывают коды при поставке, но в некоторых случаях они этого не делают.

Одно из решений проблемы – радарный датчик, который оснащен объемным сканером (меряет объем горной массы на конвейерах), датчиком скорости движения ленты и датчиком положения ленты на роликах. Оборудование поставляется со встроенным ПО. Подобное оборудование есть для бункеров и дробилок, так что можно объединить его в систему, и оно может взаимодействовать самостоятельно, т.е. стать примером «интернета вещей».

Главное преимущество метода, по словам Алексея Шалашинского, заключается в том, что у радара длина волны – около 4 мм, тогда как у лазера – несколько мкм. Из-за короткой длины волны лазер захватывает много помех (пар, пыль и т.д.), выдавая их за «материал». Радар их игнорирует.

Компания Talсo Solutions (бывшее подразделение DMT) разработала вместе с DMT решение по работе с большими данными. Оно состоит из трех модулей. Первый - мониторинг оборудования: данные объединяются и представляются в понятном виде. Второй модуль – диагностика для пошаговых решений по корректировке неисправностей и оптимизации. Третий модуль – KPI. На примере австралийского порта Алексей Шалашинский показал, что улучшение пропускной способности на 3% дало эффект в 5-11% или около 10 млн австралийских долларов в год. Само решение обошлось примерно в 1 млн австралийских долларов.

Директор по продажам и маркетингу Scania Свен-Эрик Густафссон рассказал об оптимизации внутрикарьерных перевозок. Он заверил, что горная техника Scania может помочь сэкономить и сделать работу предприятия более эффективной. Для этого же используются и тренинги для работников. Затем он привел примеры работы грузовиков в различных климатических зонах, от высокогорья до тропиков, чтобы продемонстрировать пределы их возможностей. Он также пообещал, что Scania может собрать для клиента, как из конструктора Лего, любую компоновку автомобиля в зависимости от потребностей. Следующий шаг в развитии карьерного транспорта – самосвалы без водителя, чья производительность вырастет, предположительно, на 25%.

Директор ООО «Системы для микроскопии и анализа» Владимир Шкловер начал с того, что непременным элементом автоматизированного предприятия должны быть лабораторные исследования, позволяющие получать информацию быстро, качественно и независимо от человеческого фактора. Системы, которые предлагает компания, позволяют установить наличие и распределение благородных металлов, определять попутные компоненты и примеси, анализировать хвосты и техногенные отвалы. Главное же – система помогает получать объемную модель распределения полезных ископаемых даже при малых концентрациях.

Технология может быть использована и при разведочном бурении, и при горных работах. Технология апробируется в стационарной лаборатории и в полевых условиях. Прибор максимально автоматизирован, его может эксплуатировать персонал со средним уровнем квалификации. По керну можно получить информацию для литологического описания или для характеристик механических свойств породы.

Господин Шкловер рассказал о проверке метода на стандартных образцах, которые были вставлены в самодельный керн. Исследование показало минеральный состав, также была выполнена гранулометрия, было локализовано золото не только внутри зерна, но и частицы самородного золота в пробе. Их удалось «увидеть глазами» и подтвердить другими методами анализа.

Владимир Шкловер также рассказал об анализе пробы (песка) на редкие земли. Методом автоматической минералогии были определены все минералы, их распределение и количество, определены редкие земли в определенном минерале. Данные были подтверждены другими методами и в независимой лаборатории.

Третья история была о том, как метод компьютерной томографии позволил выделить высокоплотные зоны и провести в них дополнительный анализ методом рентгеновской флуоресценции. Их сочетание позволило, не разрушая образец, выявить концентрации благородных металлов.

Также лаборатория позволяет анализировать углерод, его распределение и свойства, например, в золотосодержащих породах, и анализировать смачиваемость: эти знания полезны для техрегламента флотации.

Наконец, использование технологий компаний позволяет владельцу сохранить цифровую копию керна, даже если реальный образец был перемолот или утерян. «А это важная составляющая инфраструктуры цифрового рудника, о котором сейчас говорится», – подытожил Владимир Шкловер.

Геолог «Аранз Гео» Артур Брусенцов выделил три проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются геологические службы. Первая проблема – разрозненные данные. Вторая – ограниченное взаимодействие. Третья – управление геологическими и ресурсными моделями.

Первая проблема проявляется в том, что данные записываются в разных форматах, используются портативные накопители, удаленные и локальные носители. В результате возникает путаница с обновлениями и резервным копированием. Данные теряются, нужны деньги на их обновление, отсюда риски утечки информации и проблемы с репутацией компании. Политики по обращению с данными не помогают: они хорошо работают на начальном уровне, но когда данные становятся моделью, они выходят за рамки протоколов.

Вторая проблема возникает потому, что у людей разный опыт, они находятся в разных местах, у них разные обязанности, а главное – из-за замедленного обмена информацией.

Третья проблема возникает потому, что после создания геологической или ресурсной модели компании стремятся ее защитить, поэтому возникает нехватка знаний и информации.

Для того, чтобы решить эту проблему, компания разработала продукт Leapfrog Central – систему для управления моделью в безопасной среде с разными уровнями доступами. Можно видеть историю создания модели и использовать последние данные, чтобы принимать стратегические решения. Развернуть программу можно как на собственных серверах компании, так и в облаке.

Инженер по продажам ООО «Хауден» Денис Нарожный рассказал об информационных системах по управлению проветриванием. На него уходит до 75% энергопотребления подземного рудника. Следовательно, все идеи по энергоэффективности напрямую будут связаны с системами вентиляции.

На систему влияют метод добычи, оборудование, климатические условия, наличие газов и взвесей, нормативные акты, принятые в той или иной стране. Кроме первого фактора, прочие факторы изменчивы. Поэтому главное – правильно учесть динамику при проектировании системы управлении. Но зачастую для проектирования используются ручные (статичные) формулы расчетов. Плюс работа трудоемкая, не всегда точная, не учитывающая динамику, методы контроля, мониторинга, расчеты (в том числе – по базовому и наихудшему сценарию), энергоэффективность и экономическую эффективность.

Компания предлагает собственный вариант решения проблемы: она объединяет оптимизацию, моделирование и управление. Система создает 3D-модель, в ней есть готовые алгоритмы с учетом «вентиляции по потребностям». Интерфейс, как заверил господин Нарожный, понятен и прост для персонала, принимающего решения по проветриванию. Система развертывается как сеть шкафов связи, связанных контроллерами, которые соединяются с датчиками и вентиляторами. К сети подключаются системы позиционирования и wi-fi.

Решение уже используется: руднику Элеонор (входит в GoldCorp, расположен в Канаде) за счет нее удалось снизить потребление пропана для обогрева на 43%, на 56% снизить энергопотребление вентиляторов местного проветривания и на 73% – главного проветривания. В сумме – экономия около $4,5 млн в год при затратах около $700 тыс (окупаемость – несколько месяцев).

Еще один пример – регулирование вентиляцией при взрывных работах. Его применение позволило сократить время проветривания после взрывных работ на два часа три раза в день. «В результате оказалась сэкономленной почти целая смена», – объяснил выгоду докладчик.

После доклада один из слушателей поинтересовался, есть ли ограничения по оборудованию. На это господин Нарожный ответил, что система может работать с различным оборудованием. На вопрос о возможностях разворачивания системы с учетом российского законодательства, он отметил, что на рудниках ограничений нет, на угольных разрезах – есть.

AMC Consultants сопоставила модели и реальность горного предприятия

AMC Consultants провела мастер-класс на форуме МАЙНЕКС Россия-2017, где специалисты компании рассказали, как скорректировать модели с учетом данных реальной горной добычи.

«Проблема в том, что все модели основываются на предсказании, и полное понимание реальности приходит только после завершения проекта. С момента начала геологоразведки весь путь – это преумножение знаний»,  так начал свою презентацию технический директор российского офиса Марк Чешер.

Господин Чешир напомнил собравшимся, как идет последовательный сбора данных от первичных моделей до ТЭО. Но после запуска эта работа не останавливается, а продолжается, данные снова собираются для усовершенствования работы предприятия. Они нужны для принятия решения по капитальным и операционным затратам. Пятилетний план корректируется ежегодными планами, которые корректируются в соответствии с текущей ситуацией.

Наличие стандартного цикла планирования (по кварталам) гарантирует всем заинтересованным сторонам получение своевременных и соответствующих результатов, уверен Марк Чешер. Благодаря стандартам различные службы будут знать, когда будут поступать те или иные данные.

Генеральный менеджер AMC Consultants Брюс Грегори объяснил, как обращаться с большими массивами данных. Первый шаг – проверка данных и соответствие их реальным событиям. «Если данные неправильные, все решения на их основе будут ошибочными». Проверять данные должны быть регулярными и частыми. Кроме того, данные должны быть полными.

Важно регулярно проводить анализ производительности, чтобы выявить слабые места в производственном процессе.

Анализ данных можно сравнивать с данными других предприятий, чтобы понимать, что именно можно усовершенствовать и какова цена этих усовершенствований. Второй момент – анализ результатов усовершенствований со стороны руководства предприятия. «Для создания бенчмаркинга лучше создать график, чтобы понимать свое место по сравнению с аналогичными предприятиями»,  посоветовал Брюс Грегори.

Старший горный инженер компании Евгений Антонов рассказал о методике проведения сравнительного анализа с помощью матричной модели.

На основе модели рудного контроля планируются модели добычных блоков с учетом данных взрывных скважин. Затем  добычные блоки на отгрузку. Здесь учитываются бортовое содержание, номер блока, тоннаж и содержание. Вся эта информация должна быть доступна и на последующих этапах: рудные склады, ЗИФ и отвалы.

При получении фактических данных ресурсная модель сравнивается с фактом, насколько модель запасов совпадает с добычными блоками на определенному участке. Совпадение факта и модели анализируется. В частности, должно выясниться, приемлема ли интерпретация модели ресурсов, и модели построения блоков, идут ли добычные работы в проектных границах, приемлемы ли процедуры рудного контроля и маркшейдерского контроля.

Смысл проведения сравнительного анализа между планом и фактом на фабрике – выяснить, на каком этапе допущена ошибка. В частности, насколько корректно построена модель запасов, контролируется ли разубоживание и потери.

Региональный менеджер по консалтингу «Майкромайн» Ольга Альмендингер рассказала о контроле содержаний с точки зрения снижения потерь и разубоживания. Основаная мысль  грамотный контроль может минимизировать незапланированные потери.

Ресурсная оценка дает общую и локальную оценку по содержаниям и тоннажу (локальная оценка требует точной оценки распределения содержаний). Модель контроля содержаний – это тоже только оценки. Поэтому у ресурсной модели ограниченная детальность. Данные опробования буровзрывных скважин более детальны – что неудивительно, так как у ресурсной модели плотность сети может быть 50 на 50 метра, а у сети буровзрывных скважин – 4 на 4 метра. Госпожа Альмендингер привела примеры двух ресурсных моделей и модель контроля содержаний Одна из ресурсных моделей незначительно занижала, вторая – существенно завышала показатели по сравнению с моделью контроля содержаний.

«На вопрос «куда делось золото» первым отвечает геолог. Они делают самую первую оценку тоннажа и содержаний. Что надо делать, чтобы оценка была успешной, «чтобы к нам не пришли»? Необходимо разработать методику опробования, геологического картирования, коэффициентов «план-факт» и все данные хранить в единой базе данных, доступной для различных служб»,  посоветовала Ольга Альмендингер. Методики опробования – керновое бурение и буровзрывные скважины. Второй метод хорош тем, что он дешевый: затраты идут только на опробование. Сеть густая, но есть проблема в том, что должен быть очень маленький срок получения результата. Скважины бурятся вертикально, поэтому могут не подходить для крутопадающих месторождений. Этот метод лучше подходит для краткосрочного планирования.

Скважины RC можно бурить заранее, наклонно, но стоит это дороже, и сама сеть более редкая. Этот вид бурения используется для среднесрочного планирования.

Если нет возможности сочетать разные виды бурения, можно использовать тестовое бурение на выбранном участке и провести раздельную интерпретацию результата и оценить различия, в том числе – с ресурсной моделью.

Для того, чтобы выяснить, стоит ли использовать керновое бурение, можно провести тестовую программу. Она позволит оценить затраты, оптимизировать буровую сеть, разработать методику опробования, протокол контроля качества и обучить персонал. Бурение RC может дать возможность сопоставить, насколько меняется содержания в зависимости от сети бурения. Более плотное бурение позволяет снизить разубоживание и разделить сорта руд (если это принципиально). Важно также учитывать примеси не только основного металла, но и сопутствующих.

У буровзрывных скважин есть ряд недостатков. Они представляют собой неравномерное распределение по крупности, мощности, в пробу попадает материал с нижележащего уступа, зато с верхних двух метров материал недоизвлекается. Это может привести к систематическим ошибкам в опробовании. На опробование влияет и влажность: из-за нее часть материала оседает и не выходит или зависает в выпуске циклона и в результате может попасть в другую скважину и быть учтенной там.

Отдельно докладчик остановилась на методах отбора проб, сравнила несколько из них. Она отметила, что важно проверять методику на наличие смещенной оценки, так как она может стать системной.

Считается, что необходимо проводить сопоставление с содержанием по полному материалу, отобранному из конуса. Программа опробования должна включать тесты контроля качества и делаться для всех полезных компонентов. Тестовые испытания полезно проводить регулярно, чтобы вовремя заметить неточности, которые могут возникать даже при использовании проверенных методов.

Классификации границ руда-порода можно делать вручную, по блочной модели, оцененной методом кригинга или обратно взвешенных расстояний. Еще один метод – условно-стохастическая модель. «Но я ни разу не видела, чтобы кто-то ее использовал», – призналась Ольга Альмендингер. В целом же, если выделять блоки без учета распределения минерализации, разубоживание будет высоким.

Последний участник мастер-класса – главный геомеханик AMC Consultants Адриан Пенни рассказал о Еврокоде 7, который устанавливает стандарты для сбора и анализа данных по геомеханике. Но они применяются для гражданского строительства – например, мостов. Еврокод 7 определяет предельные состояния надежности конструкции.

Один из вопросов  насколько Еврокод 7 применим для горного дела. Можно использовать нормативную документацию, управление рисками, критерии допустимости. В конце 80-начале 90-х в Онтарио и Западной Австралии началось движение по снижению смертности, связанное, прежде всего, с геотехнологическими проблемами. В 1995 году правила безопасности при ведении горных работ в Западной Австралии требовали, чтобы были учтены правила геотехнологической безопасности. Позже эта практика была распространена и в других странах, в том числе – за счет специальных сборников рекомендаций.

Докладчик привел в пример критерии допустимости при строительстве карьеров (уклон, борта, размер уступа, интервал между съездами и т.д.). Геотехнологические исследования должны проводиться как можно раньше, чтобы быть учтенными в проекте. В процессе работы важно вести текущее геотехническое обслуживание (оно должно включать план управления георисками, план и программу мониторинга, учет геотехнических данных при планировании горных работ, учет геотехнических данных при проведении горных работ, регулярный аудит и анализ независимыми консультантами).

Господин Пенни признал, что в горной добыче, в отличие от гражданского строительства, можно накапливать знания и, следовательно, вводить улучшения. Возможности усовершенствований – изменение угла откосов карьеров, системы отработки при подземной добыче, проектирование крепления горных выработок, разработка требований по оставлению целиков и обратной закладке, зоны повторного доступа.

«Горная добыча плохо поддается глобальной стандартизации, но можно снизить риски.

 Если раньше компании занимались только сокращением расходов, то сейчас компании занимаются и другими вопросами», – порадовался Адриан Пенни.

Мобильные сканеры GeoSlam нашли себе место под землей

Представители компании ArtGeo показали возможности новых лазерных сканеров, которые применяются для оценки объема горных пород в горных выработках или на складах. Представителям горнодобывающих компаний больше всего понравилась компактность и малый вес устройств, позволяющий использовать их даже в сложных и опасных горных условиях.

По словам менеджера дистрибьютерской сети компании GeoSlam (участвовала в проведении мастер-класса) Мартина Гойваертса, наземные и полостные сканеры не всегда подходят для подземной съемки: они не всегда хорошо справляются с малой геометрической видимостью, короткими расстояниями, они хрупкие, у них большой объем и вес. Для подземных горных работ компания разработала мобильное решение: сканером можно пользоваться прямо на ходу. Его параметры:

  • Диапазон измеряемых расстояний – до 30 м (обычно 15-20 м)
  • Количество точек за один оборот лазера – 1080 (интервал – 0,625°)
  • Поле зрения сканера – 270°*360°
  • Скорость сканирования – 100 профилей/сек, 43200 точек/сек.
  • Точность – +/- 30 мм.
  • Размер и вес сканера – 60*60*360 мм, общий вес – 3,6 кг.
  • Время работы от батареи – ок пяти часов.

В качестве примера господин Гойваертс привел съемку склада щебня на СУМЗе и объектов Качканарского ГОКа (фотографии процесса съемки и обработанный результат). Также он показал результат обработки золотого рудника Джамгыр, где привязка была сделана по бутылкам воды под маркшейдерскими точками, и рудника Шалкия Цинк, где привязка была сделана по плафонам уличных фонарей. За 15 минут после съемки на Шалкие файл был импортирован, лишние области съемки обрезаны, паразитные точки отфильтрованы, построена цифровая модель.

Руководитель департамент лазерного сканирования ArtGeo Всеволод Шуляковский рассказал об опыте применения лазеров Riegl на горнодобывающих предприятиях России.

Докладчик выделил две новых модели: Riegl VZ-400i и Riegl VZ-2000. По словам господина Шуляковского, главные преимущества сканеров – большая дальность сканирования по сравнению с аналогами: «Конкуренты есть, но у них либо дальность не та, либо частоты», – отметил он. Например, по данным «Фосагро», дальность съемки составила 3821 м. Большая дальность съемки может быть актуальна для больших карьеров или разрезов.

Сканер использует безотражательный дальномер, что позволяет не отправлять человека на другой борт карьера и сэкономить время. Сканирование можно вести удаленно, в любую погоду, на любых поверхностях, технику можно не останавливать, можно подсчитывать материал на складах.

Сканером можно вести мониторинг опасных участков и, тем самым, предсказать опасные процессы обрушения и своевременно вывести персонал.

По расчетам компании, использование лазерного сканера позволяет снизить погрешность маркшейдерской съемки и скорректировать CAD-модели. На одном из примеров разница составила почти 712 тыс. куб.м. горной массы.

JPS-приемник встроенный в последние модели дает возможность не брать с собой дополнительное оборудование, контролировать и объединять данные прямо в поле.

«Если у тебя есть лазерный сканер, то ты не знаешь, как хорошо живешь. У УГМК достаточно много карьеров. Я очень упорно пытался найти маркшейдерское оборудование нужного класса, но не нашел», – начал свою презентацию Заведующий лабораторией устойчивости бортов карьеров и сдвижения горных пород ОАО «Уралмеханобр» Павел Кольцов и затем рассказал об опыте использования Riegl VZ-1000. Среди достоинств, которые обнаружились на практике, он отметил возможность использовать любые аккумуляторы (включая автомобильные).

Мы приобрели эту систему и уже пять лет успешно используем на своих предприятиях. Занимаемся оценкой устойчивости карьеров и сдвигами горных масс.

«Маркшейдерская информация – база для оценки устойчивости бортов карьеров. Главный источник – фиксированные (реперные) точки (рекомендации Ростехнадзора). Но лазерное сканирование дополняет эту информацию при активных подвижках или в недоступных точках», – объяснил Павел Кольцов.

На слайде он представил две серии наблюдений с цветной легендой. Зеленые участки – неподвижные, голубые – подвижные, показывающие оседание промплощадки Гайского карьера, причем с просчитанной скоростью и не только по одной точке, так что можно получить объемную картину деформаций.

Нормативной документации по использованию лазерных сканеров нет. Но «Уралмеханобр» – НИИ, поэтому мог провести исследование. Традиционная система подтвердила данные лазерного сканирования, причем последний способ показал не только статическую картину, но и изменение.

Сканер мог снимать и в условиях запыленности. Чтобы сделать «поправку на пыль», надо снять галочки на маркерах излучения – и пыль уходит, карьер остается.

Детальная съемка опасных участных деформаций дала детальную информацию о геометрии, можно сделать фактический анализ отработки и даже строительства карьера. «Была ситуация: «Вот, вы нам неправильно запроектировали, у нас борт ползет». Мы проверили: «Хм. Мужики. По проекту у вас 45градусов, а по факту – 75 градусов», – поделился опытом Павел Кольцов.

«За 8 дней стали шесть карьеров. Каким еще инструментом можно еще снять и отдать заказчиком? – Я не знаю», – подытожил он свой опыт работы с инструментом.

Недропользователи отнеслись к лазерным новинкам неоднозначно. Одни не увидели ничего нового, «кроме, может, дальности измерения и мобильности». Другие именно в этом увидели для себя возможность улучшить свою работу. «Мы ведем подземную отработку с обрушением, и после того, как убрана горная масса, нам надо точно знать ее объем. Но сделать подсчет «по машинам» точно невозможно, посылать в очистную камеру маркшейдера нельзя: слишком опасно, а существующие агрегаты были слишком тяжелыми для женщин, которые обычно ведут съемку, чтобы их даже донести до места выемки. Мобильный вариант легкий, его можно держать в руках или протянуть на ручке-штанге – для нас это интересный вариант», – поделились представители Highland Gold.


В поисках точной модели Мастер-класс SRK Consulting на форуме МАЙНЕКС Россия

 

Представители SRK Consulting на мастер-классе рассказали о разных способах создания различных видов моделей и напомнили о необходимости их корректировать с учетом горных работ. Мастер-класс прошел в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2017.

Главный геолог российского офиса SRK Consulting Любовь Егорова рассказала о геологических моделях и разнице в объеме данных, которые учитываются в различных моделях (ресурсов, рудных запасов, проектирования и отработки). Она отметила, что качественная модель при сравнительно небольших затратах экономит куда больший объем денег: создание геологической модели обходится в $30-100 тыс. – сумма небольшая по сравнению со строительством фабрики в $70-120 млн.

Консультант по геомеханике компании Данила Селиванов рассказал о структурно-геологических моделях и алгоритме их создания. Он напомнил участникам, что такое структурная геология и геолого-структурная модель. Геолого-структурная модель включает в себя, в частности, геологическую графику, базы данных геологического описания керна скважин и горных выработок. Геомеханическая база данных включает в себя такие важные параметры, как количество трещин на метр, рейтинговые показатели качества массива и другие данные. Они могут прямо или косвенно указывать на зоны повышенной трещинноватости, вторичных изменений, на разломы.

Уточнение рудоконтролирующих факторов остается важным даже при разработке месторождений, уверен докладчик. Структурно-морфологические данные  – качественные и количественные характеристики поверхностей ослабления. Обобщение этих данных позволяет выделить структурные домены.

При моделировании докладчик посоветовал использовать две модели построения каркасов. Каркасные модели нужны для оценки устойчивости карьеров, геомеханического моделирования, оценки минеральных ресурсов, выявления и оценки устойчивости макродеформаций.

Любовь Егорова в своем сообщении посетовала, что российские компании крайне редко занимаются созданием структурной модели. Более того, даже 2D-модели зачастую не могут использоваться для создания 3D-моделей, потому что выполнены они «исключительно формально, так что получается абсолютная несуразица. Нет даже попытки создать говорящую саму за себя геологическую модель», - призналась она. А детальная геологическая модель должна давать представление не только о рудных телах, но и о вмещающих породах – информация, важная для геомехаников и для устойчивости будущих горных выработок. Она призвала недропользователей создавать геолого-структурные модели, учитывая в них факторы, влияющие на отработку: плотность руды, наличие разломов, которые могут помешать построить борт карьера под нужным углом.

Создание модели зоны минерализации как построение ее границ. Границы могут быть структурные, литологические, эрозионные, стратиграфические, геохимические. Геолого-структурные границы не всегда совпадают с границами зоны минерализации. Литолого-структурная модель может помочь выявить связь с рудоконтролирующими структурами. Если эти границы не выстроены, их все равно приходится выстраивать модель по содержаниям полезных ископаемых. Но и на это часто нет времени и даже данных, потому что работы проводились, например, в несколько этапов, без преемственности.

Границы минерализации могут быть жесткие (например, в жильных месторождениях), прозрачные (на порфировых месторождениях, где содержания постепенно падают). Наконец, используется экономический подход – но его нельзя рассматривать именно как геологический.

Главный геолог российского офиса SRK Consulting Робин Симпсон рассказал о построении моделей с точки зрения интерполяции содержаний. Оценка содержаний  – это проблема для построения моделей. Она заключается в том, что материала в пробе мало, изменчивость содержаний может быть высокой (особенно для золота), и данные по одному блоку нельзя экстраполировать на соседние. Использовать для оценки среднее содержание по группе проб тоже проблематично хотя бы потому, что непонятно, по какому критерию выделять группу проб, чтобы считать ее эталонной. Если же увеличить объем материала, изменчивость возрастает, но в масштабах блока она все же меньше.

Господин Симпсон остановился также на построении домена. Домен строится на основе статистики, но  при отсутствии геологических знаний граница домена определяется на основании пороговых содержаний. Если используются пороговые значения, для моделирования границ применяются методы ручного моделирования.

Для выделения домена важно отличать «пороговое содержание» и «бортовое содержание». Бортовое содержание – экономическое понятие, «пороговое содержание» - альтернативный способ геологической оценки. Иногда они близки, но это, скорее, удача. Если их смешивать, картина получается нереалистичная, интерпретация – селективная, так как влияние проб с низким содержанием исключается. Самый простой способ приблизиться к истине – учитывать все пробы, включая и те, что отноятся к соседнему блоку.

Оценка на базе средневзвешенных значений может быть оптимальной, если учитывать не только те или иные пробы, но и соседние с ними. Однако если придать слишком большой вес соседним пробам, это будет означать, что, фактически, оцениваются именно они.

Еще один метод – построение вариограммы: математическая модель вариативности содержаний по пробам в пределах домена. Она используется для подсчета оптимальных средних значений для каждой пробы, участвующей в оценке средневзвешенных значений. Достоинство метода в том, что средние значения определяются на основании геостатических характеристик домена, а не общих формул. Его недостаток – результаты зависят от правильного построения домена – добиться этого получается не всегда. Построение вариаграмм – отдельная проблема, особенно при редкой сети опробования или высокой изменчивости содержаний.

В качестве передовых геостатистических методов докладчик назвал условное моделирование. Впрочем, он признал, что условное моделирование аналогично по результативности методу доменов и методу вариограмм, так как они также строятся на статистическом методе.

Статистическое моделирование требует на 25-30% времени и больше расходов, поэтому используется нечасто. Результативность его, как и моделирования в целом, напрямую зависит от качества исходных данных.

Еще один главный геолог российского офиса SRK Consulting Сергей Шестак рассказал об использовании моделей.  Они используются в долго-, средне- и краткосрочном планировании и обеспечении бесперебойной работы фабрики. При долгосрочном планировании используется ресурсная модель, физико-механические показатели, технологические свойства руды.

Для среднесрочного горного планирования используются эксплуатационные модели, которые надо делать постоянно по выемочным блокам. «Важно, чтобы была постоянная передача информация от одних инженерных служб другим», –отметил докладчик.

Краткосрочное планирование строится на эксплуатационном опробовании горных выработок или буровзрвных скважин, они создаются на локальных участках выемочных единиц перед добычными работами. Они являются основой для контроля качества и учета погашенных запасов, расчета потерь и разубоживания.

«Ресурсная модель – работа творческая. А создание модели по выемочным блокам должно быть стандартизировано и регламентировано в рамках предприятия, равно как и отношения между отделами», – подчеркнул докладчик.

Он также напомнил, что модель отличается от фактических данных о добыче, и важно понимать, где именно и почему произошли различия: ошибка ли это в модели или на разницу в результатах повлиял фактор потерь и разубоживания.  «Анализ различий между моделями позволяет учесть возникающие риски, из которых основными являются риск неподтверждения качества и количества руды в недрах и риск сверхнормативных потерь и разубоживания руды», – уверен докладчик.

После докладов Любовь Егорова поинтересовалась у Сергея Шестака, сколько на действующем предприятии должно быть геологических моделей и как их лучше всего увязывать. «Желательно, чтобы три-четыре человека оперативно обрабатывали данные, передавая информацию другим службам. Оптимально делать отдельную модель на выемочную единицу», – отметил тот.

Госпожа Егорова спросила у присутствующих на мастер-классе представителей компаний, думают ли они над созданием структурных моделей. Представитель Polymetal поднял руку: «Мы уже создаем геомеханические модели, у нас регламенты все созданы, модели для сортовых планов, для движения товарной руды – все это уже есть. Единственная проблема: с появлением сильных программ в геологии, рудопородные модели тяжелые (6-10 Гб), работать с ними тяжело», – признал он.

На вопрос SRK, кто занимается обновлением геологических моделей, прежде всего кратко- и среднесрочных моделей, ответил Highland Gold: «Есть общая геологическая модель, локальная геологическая модель (под выемочную единицу) – это мы используем».


На оси ICO Криптовалюты в оценке участников финансового рынка на форуме МАЙНЕКС Россия

Криптовалюты и ICO стали главной темой на сессии по финансированию горнорудных проектов, которая прошла в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2017.

Сессию открыл партнер EY Борис Яценко, который представил итоги традиционного опроса компаний золотодобывающего сектора.

Прежде всего, господин Яценко отметил подъем инвестиций в 2017 году, который  начался еще в 2016 году.

По данным исследования, для 75% руководителей золотодобывающих компаний главная задача 2017 года – это расширение ресурсной базы, для 63% - ввод в действие новых мощностей. Ожидают сохранения инвестиций в поддержание 53% топ-менеджеров, но 40% планируют расширение. Суммарный объем заявленных проектов в России - $58 млрд (для сравнения, в Канаде – $324 млрд). Инвестиции в разведку в России составляют $325 млн (в Канаде – более $900 млн).

Борис Яценко признал, что в России труднее привлечь финансирование для реализации горнорудных проектов. Однако компании считают, что в 2017-2018 годах привлечь деньги будет проще. В 2016 году ставки по кредитам снизились по сравнению с 2015 годом. Предположительно, эта тенденция продолжится.

По мнению участников отрасли, господдержка должна быть направлена на финансирование ГРР и инфраструктуры на Дальнем Востоке для развития ресурсной базы. По мнению докладчика, причина в том, что компании видят потенциал в удаленных регионах России.

Среди нетрадиционных форм финансирования – предэкспортное финансирование, кредитное соглашение и ICO.

На ICO Борис Яценко остановился подробнее. Принцип действия ICO: компания выпускает токены, инвестор платит реальные деньги. Токены – аналог долгового инструмента, в капитал компании инвестор не входит. После эмиссии они обращаются на бирже криптовалют. Проблема и достоинство этой системы: отсутствие регламента и регулирования.

ICO проходит в несколько этапов. На первом этапе будущий проект анонсируется в специальных сообществах и получает обратную связь. На ее базе предложение корректируется. Затем готовится оферта, где указываются существенные условия. В нем прописывается инструмент размещения (обычно токены). Далее идет пиар-кампания, ориентированная на широкий круг инвесторов. Само размещение – сбор минимальной суммы денег, распределение токенов и торги на криптобиржах.

Раньше ICO не были связаны с материальными активами. Но проект Zr-Coin (привлек 7,1 млн от 4 тыс инвесторов) стал первым промышленным проект в России, который прошел через ICO и собрал реальные деньги. Goldea – первое в мире ICO, где компания привлекает финансирование на золотой проект.

ICO пытаются регулировать. В Китае и Южной Корее их запретили, в США приравняли к ценным бумагам, в Гонконге токены признали инвестиционным инструментом. В России ЦБ РФ заявили о преждевременности организованных торгов криптовалютами.

«ICO может быть полезен для молодых проектов без крупных инвестиций, но обещающих довольно высокую доходность», – отметил Борис Яценко и предупредил, что при покупке токенов инвестор рискует и не защищен никакими нормами или действиями финрегулятора.

Презентация руководителя дирекции природных ресурсов Евразийского Банка Развития Нико Вардапетяна была нацелена на то, чтобы стимулировать недропользователей занимать у банка деньги, несмотря на более высокие, по сравнению с госбанками, ставки на условиях проектного финансирования. Господин Вардапетян попытался доказать, что взять проектный кредит на предприятие – это выгоднее, чем взять более дешевый кредит на материнскую компанию, так как в этом случае последняя не обрастает долгами и может запускать несколько проектов одновременно, не теряя время и не упуская выгоду.

Директор ООО «IMC Montan» Сергей Никишичев провел ликбез для банковских работников с тем, чтобы они понимали, какую документацию есть практический смысл требовать от заемщиков, какие исследования нужны для тех или иных этапов существования горнодобывающих проектов, сколько это стоит и чем различные виды документы отличаются друг от друга по цене и времени подготовки.

Директор AMC Cоnsultants Мартин Стейплз в своем докладе обратил внимание аудитории на то, что, если отчет выполняется «в соответствии с кодексом из системы CRIRSCO», он действительно должен ему соответствовать. Он привел классическую таблицу ресурсов и запасов в зависимости от степени разведанности и экономической оценки, напомнил о принципах, применяемых для компетентных персон и о том, что невозможно быть «компетентным» во всех видах полезных ископаемых. Маловероятно также, что специалист может быть компетентным во всех типах месторождений, содержащих один и тот же полезный компонент. Он напомнил главную обязанность компетентного лица в отчете: полностью заполнить «таблицу 1» или объяснить, почему те или иные позиции не были заполнены. Компетентное лицо обязано перепроверять уже опубликованные данные и учитывать модифицирующие факторы. Наконец, он указал, что компетентное лицо должно использовать самую свежую редакцию кодекса, в соответствии с которым оно работает.

Глава департамента по первичным рынкам России, СНГ и Монголии LSE Аюна Нечаева представила возможности Лондонской фондовой биржи. «После объявления Brexit это был самый удачный год. Индексы в рекордных показателях, акции самой бирже тоже на рекордных показателях, паники нет вообще», – отчиталась она. В Лондоне торгуются акции 99 российских компаний. «Надеемся, что до конца года их будет 100», – намекнула она.

Тенденция последних двух лет, по ее словам, – возвращение средних и малых компаний, ориентированных на небольшие размещения ($2-15 млн).

Сделка по размещению «Полюса» была важна для биржи, призналась докладчик: были сомнения, купят ли инвесторы российскую компанию, крупнейшую с 2014 года и вторую по размеру для биржи в 2017 году.

Компаниям, сомневающимся в достоинствах биржи, она посоветовала начать с облигаций. Как показал опыт «Полюса», на его облигации тоже был спрос, а выйти на публичный рынок долговых инструментов проще, быстрее и дешевле.

Презентация директора департамента корпоративного развития и новых проектов Ассоциации участников финансового рынка «Некоммерческое партнерство развития финансового рынка РТС» Маркела Байкалова была сосредоточена на ICO. По его словам, токен можно привязать к любому активу, но, поскольку технология молода, возникает большое количество юридических вопросов. Например, не решен вопрос с налогообложением операций с биткоинами. Еще одна проблема – возврат денег в России. Тем не менее, с сентября 2016 года количество поисковых запросов по криптовалютам растет. В августе 2017 года сайты криптобирж посещало около 3 млн человек. Количество активных участников из России оцениваются в 200-300 тыс. человек. Для сравнения, на Московской бирже около 100 тыс. постоянных посетителей.

Мнения относительно криптовалют расходятся. Для одних это финансовые пирамиды, для других – простой способ инвестиций. Центробанк РФ свою позицию обозначил просто: отозвал у биржи «Восход» правила клиринга, поэтому торги криптовалютами в России пока невозможны.

Российскими проектами гордятся, но им не доверяют, так как инвесторы не защищены. «Не буду никак комментировать», – отозвался Маркел Байкалов об ICO ZrCoin, но все же привел пример D1.Diamundi. «Это история о том, как подобрать бриллиантам формат токенов, – описал ее господин Байкалов. – Интересная система, но комментировать не могу».

Гендиректор компании Goldea  Драшко Йоцич представил свой золотодобывающий проект, деньги на который он планирует привлечь с помощью ICO. В его системе один токен равен 1 грамму золота.

Он напомнил, что блокчейн – это открытая система, правила которой никто не может отменить, транзакции не могут быть аннулированы. В системе нет посредников, что экономит время и деньги. Система работает автоматически, не требует эскроу, не затратна, допускает виртуальное присутствие, не требует участия юристов. Система защищена от хакеров. Эти факторы позволяют снизить порог инвестирования в золотодобывающие проекты.

Еще одна особенность блокчейна – анонимность. Следовательно, нет необходимости готовить сложный комплект документов.

Драшко Йоцич заверил, что инвесторы могут контролировать проект, высказывать свое мнение, видеть, как реализуется проект, что демократизирует процесс добычи. Инвестор может изъять деньги в любой момент, когда он захочет, что ускоряет процесс отдачи инвестиций. Можно обменивать криптовалюту на золото, можно обменивать ее на другую криптовалюту. Драшко Йоцич заявил, что готов организовать доставку физического золота независимо от того, где находится инвестор.

Сам проект находится в республике Мали. «Мы независимы от геологических экспертов, от консультантов мы сейчас находимся на этапе разработки», – отметил Драшко Йоцич. Более детальной информации про проект он не сообщил.


Законодательное будущее время. Поправки в госрегулирование недр на форуме МАЙНЕКС Россия

Новая классификация ресурсов и запасов, создание реестра недобросовестных участников аукционов, законодательство по инвестициям (особенно для иностранных инвесторов) и налоговые льготы обсуждались на сессии «Изменения в нормативной базе и правоприменительная практика в российском недропользовании». Сессия прошла в рамках форума МАЙНЕКС Россия-2017.

Модератор – член совета директоров Nordgold Евгений Тулубенский в начале сессии отметил, что круг докладчиков на традиционной «юридической» сессии в 2017 году расширен за счет представителей ГКЗ и госструктур, отвечающих за комплексное изучение недр и геотехнологические вопросы, и представил первого из них.

Замдиректора по правовом вопросам и лицензированию пользования недрами «Росгеолэкспертизы» Денис Никишин отметил, что в последние пять-семь лет на законодательство в сфере недропользования влияет необходимость привлечения частных инвестиций на раннем этапе и то, что большая часть известных месторождений уже распределена.

Для привлечения частных инвестиций введен заявительный принцип. Также популярен механизм получения прав недропользования на глубокие горизонты и фланги. Кроме того, изменено госрегулирование для участков недр федерального значения. Летом прошлого года был скорректирован их перечень и критерии отнесения к ним, ведется работа по упрощению регулирующего режима для местных компаний и для общераспространенных полезных ископаемых в границах земель обороны и безопасности.

Ужесточения касаются недобросовестных недропользователей. Во-первых, лицензию по заявительному принципу в течение двух лет не могут получить недропользователи, которые уже нарушали условия «заявительной» лицензии. Во- вторых, право недропользования может быть выдано второму участнику аукциона, если победитель не заплатил заявленную им цену. В-третьих, ведется реестр недобросовестных участников недропользования и мониторинг выполнения условий лицензии.

Также ведется работа по постановлению правительства № 94 (порядок уплаты разовых платежей): снижается плата по попутным полезным ископаемым, увеличивается плата для тех, кто не укладывается в сроки, совершенствуется механизм расчета вреда от недропользования. Также вносятся поправки, регламентирующие внесение поправок в действующие лицензии (например, при изменении их границ).

Начальник отдела мониторинга лицензионных соглашений Роснедр Ольга Шендерова начала доклад с разговора об изменениях в лицензии. По ее словам, чтобы продление оформлялось быстрее, недропользователь должен заранее ликвидировать задолженность по регулярным платежам за пользование недрами и по отчетности по завершенным видам работ перед территориальными подразделениями «Роснедр», а также предоставлять справки из налоговой. Плюс нужен документ от «Росприродназдора» по результатам его проверки или об ее отсутствии.

Перенос сроков освоения месторождения – также проблемный вопрос. Отказы связаны с недостаточной обоснованностью заявки. «Вы свои проекты знаете хорошо, но расскажите об этом нам, чтобы у нас было понимание сути вопроса, почему вы переносите сроки», – объяснила позицию регулятора Ольга Шендерова. Вторая причина – отсутствие документов о невозможности аренды земель: «Предоставляйте переписку с контрагентом, нам нужны доказательства», – подсказала докладчик. Третья причина – отсутствие новой информации для обоснования повторного переноса сроков: «Должно быть подтверждение хотя бы попытки выполнения обязательств в срок», – пояснила госпожа Шендерова.

При исправлении технических ошибок самая главная проблема в том, что в документах от недропользователей недостаточно обоснований того, что эти ошибки есть. Если по результатам геологоразведочных работ выясняется, что рудное тело выходит за границы лицензии – это не техническая ошибка в понимании Роснедр.

Роснедра готовят поправки в закон «О недрах», согласно которым актуализация лицензий будет проводиться в рамках закона, а не по поручению президента РФ. В настоящее время актуализация не ведется. Не переоформляются «стратегические» участки недр в пользу юрлиц с иностранным участием, так как правительство РФ должно разработать критерии, по которым эти лицензии должны переоформляться. Также пересматриваются критерии для приостановления действия лицензии. В настоящее время лицензии приостанавливаются только в том случае, если работы опасны для жизни и здоровья.

Евгений Тулубенский поинтересовался, почему так много проблем с лицензированием. Госпожа Шендерова сказала, что сама удивлена, а этот вопрос надо переадресовать обратно недропользователям.

Представитель ГК «Западная» поинтересовался, каковы основания для продления сроков ГРР, кроме сложного строения месторождения. Ольга Шендерова подтвердила, что это либо сложная геология, либо невозможность вовремя получить разрешения.

Еще один вопрос касался передачи лицензии и связанного с этим перехода прав на забалансовые запасы и отходы. Госпожа Шендерова отметила, что, если запасы были учтены в ГКЗ, права на них переходят новому собственнику. «Все, что принадлежало старому недропользователю, переходит к новому, со всеми правами и обязательствами», – пояснила она.

Старший юрист Norton Rose Fullbright Ольга Фонотова напомнила, что в рейтинге Doing Business Россия оказалась на 40-м месте из 190. «Это очень высокий результат, пять лет назад мы были на 120м месте», - прокомментировала она. В последнем отчете Всемирного Банка по России отмечено, что в целом у инвесторов укрепляется доверие к стране. «Регулирование стало заметно лучше и понятнее», - отметила юрист.

Из тенденций она выделила частое заключение «соглашения акционеров» при сделках по слиянию и поглощению. Кроме того, накоплен позитивный опыт судебных решений. Соглашения об уплате роялти, стриминговые соглашения и договоры о предоплате – инструменты, также ставшие популярными в последнее время.

В 2017 году выявились несколько «горячих» тем: инвестиции в стратегические активы, запрет на приобретение контроля над стратегическими объектами офшорными компаниями и практически безграничное право председателя комиссии по иностранным инвестициям определять, какой проект должен получать предварительное согласования комиссии, а какой нет. Также перечень обязательств, который может быть возложен на иностранного инвестора, стал открытым (раньше был закрытым), был расширен список стратегических видов деятельности. По мнению Ольги Фонотовой, по этим нововведениям необходимы разъяснения со стороны регулятора.

С другой стороны, были уточнены критерии отнесения участков к числу «федерально значимых».

Из перспективных изменений в законодательство докладчик отметила поправки в правила совершения финансовых сделок, закон «О совместной деятельности в сфере недропользования» (касается деятельности горных товариществ по разработке месторождений) и создание реестра недобросовестных участников аукциона.

«В российском недропользовании вижу много положительных изменений», – подытожила госпожа Фонотова.

Главный геолог ФБУ ГКЗ Александр Лазарев начал свой доклад о новой классификации ТПИ с предупреждения, что она еще обсуждается, и вводиться будет «не завтра».

Он напомнил, что до 1926 года в России действовала классификация Гувера (будущего президента США), затем Геолком предложил собственную, с буквенным обозначением (А, В, С и т.д.). Цель новой классификации – перейти от административного регулирования к механизмам, основанным на геолого-экономическом и технико-экономическом принципах оценки возможности отрабатывать месторождения.

Александр Лазарев сравнил две классификации (2006 и 2017 годов) и подчеркнул, что «прямой конвертации не будет: С2 в классификации 2017 года – это совсем другое, чем С2 2006 года». По сравнению с классификацией CRIRSCO, новая классификация сохраняет понятие «забалансовых запасов», но классическая система ресурсов и запасов будет принята. Докладчик попутно отметил, что кодекс НАЭН в России фактически не заработал.

Новая классификация будет первой национальной системой, интегрированной в рамочную классификацию ООН 2009 года. Но для того, чтобы классификация заработала, надо разработать 92 документа (правила проектирования, правила разработки). Проблема в том, что в ГКЗ крайне мало людей (в методическом отделе сейчас работает три человека), поэтому нужна помощь недропользования.

Классификация со всеми сопутствующими изменениями будет введена в конце 2020 года, еще шесть лет предусмотрено для переходного периода. «Никто никого в шею не гонит пересчитывать, это можно делать, если возникнет необходимость нового проекта», – объяснил представитель ГКЗ.

«То есть переходный период займет около десяти лет с текущей даты», – уточнил Евгений Тулубенский.

Партнер KPMG Нина Гулис удивилась, что для недропользователей налогообложение не представляет собой проблему – хотя это было не так еще несколько лет назад. Она привела таблицу потенциальных льгот для различных льготных территорий и проектов. Например, льготы по НДПИ предоставляются для территорий опережающего развития (ТОР) и региональных инвестиционных проектов (РИП), но не распространяются на специальные инвестиционные контракты и особые экономические зоны.

Особо она остановилась на РИПах. Например, по НДПИ понижающий коэффициент  (Ктд) составляет от 0 до 1 с момента появления основания для определения налоговой базы по НДПИ в течение 10 лет (но не позднее 2031 года). Ктд равен нулю в течение первых двух лет, 0,2 – с третьего по четвертый год и так далее. Для получения льготы надо выполнить несколько условий. Например, важно, чтобы проект реализовывался в регионах Дальнего Востока и Сибири, где не надо разрешение на включение в реестр РИП.

Особенности законодательства по РИПам зависят от регионов. Например, на Камчатке налог на прибыль составляет 10% в течение пяти налоговых периодов, начиная с периода получения прибыли, а в Якутии он в этот же период равен нулю.